Московичи С. Век толп

Именно социальность сделала нас самыми разумными существами на планете. Увы, у неё есть и обратная сторона. Иногда мы превращаемся в стадо, которое слишком легко контролировать. О том, почему толпа — это плохо, мы расскажем ниже. Представьте, что вы идёте по улице. Предположим, на работу с обеденного перерыва.

Выпить сразу: против безумия толп

Как это стало возможным? Я долго говорил об этом с Фрейдом. В середине х годов прошлого века на первых полосах газет всего мира появились репортажи о бесчинствах футбольных болельщиков.

В мире смартфоно негде укрыться от жутких кадров: толпы людей, мечущихся по освещенной ночной площади под.

До сих пор я занимался первым. Вы уже знаете, почему распад сознания каждого приводит к психическому единству всех — причиной тому внушение. Как будто загипнотизированные, люди превращаются в психические автоматы, движимые своим бессознательным. Когда их спрашивают, как в пьесе немецкого автора Толлера: Я перехожу ко второму феномену — господству вождя. Можно оспаривать его необходимость, осуждать его действия, сводить до минимума его роль.

Но невозможно говорить о человеческих группировках, не принимая во внимание их деление на ведущих и ведомых, на соперничающих сильных мира сего и противоречивых личностей. Кто бы ни пожелал понять их устройство, всегда будет задаваться одними и теми же вопросами: Само меньшинство заканчивает тем, что уплотняется до единственной точки — лидера — как огонь в очаге. Вся работа психологии толп направлена на решение своеобразной проблемы: А вожди больше не руководят — они тушуются и сомневаются.

Вместе с тем неуверенная и спорная власть представляет собой опасность. Это признак старения цивилизации, нехватки энергии народа. Значит, нужно научить вождей понять толпы и направить их к цели.

НАШИ ПАРТНЕРЫ

Один богатый купец, немало гордившийся своими редкими тюльпанами, однажды получил очень ценную партию товаров для Леванта [76]. Весть о ее прибытии принес ему один моряк, который явился к нему в бухгалтерию, где находились кипы самых разных товаров. Купец решил наградить его за хорошую новость и сделал ему необычайно щедрый подарок крупную копченую селедку на завтрак. Моряк, похоже, очень любил репчатый лук и, увидев лежавшую на конторке сего великодушного торговца луковицу, очень похожую на луковицу лука, и нисколько не сомневаясь в том, что ей не место среди шелков и бархата, улучил момент и сунул ее в карман в качестве закуски к селедке.

Он вышел со своим трофеем на улицу и проследовал к набережной, где собирался съесть свой завтрак. Все его домашние были немедленно подняты на ноги, драгоценную луковицу искали повсюду, но тщетно.

Рэй Брэдбери. Выпить сразу: против безумия толп [= Пей до дна: проти ее возьмете так или иначе, на свой страх и риск.

Каждая цена представляет собой соглашение о ценности рынка, достигнутое толпой в момент сделки. Таким образом, биржевики делают ставки на будущий настрой толпы. А он все время колеблется между безразличием, оптимизмом и пессимизмом. Поддавшись влиянию толпы, большинство биржевиков отходят от своего плана игры. Быки и медведи сражаются, а размер вашего счета растет или падает в зависимости от действий совершенно посторонних людей.

Вы не можете управлять биржей. В вашей воле лишь принять решение о собственном вступлении или выходе из игры в тот или иной момент. Многие биржевики вступают в игру с трепетом и страхом. Влившись в толпу, они попадают во власть эмоций, затуманивающих рассудок. Затянутые в биржевой водоворот эмоции, они отклоняются от намеченного курса игры и несут потери. Специалисты по толпе В году шотландский адвокат Чарльз Макей издал классический труд -"Необычайно массовые заблуждения и безумие толпы".

Он описал несколько массовых психозов, в том числе"голландскую тюльпаноманию" в Голландии в году и"инвестиционный бум южных морей" в Англии в году.

Скованные одной цепью: Коллективное безумие толпы

Наука о массах Глава 1. Если бы вы попросили меня назвать наиболее значительное изобретение нашего времени, я бы, не колеблясь, ответил: И по причине совершенно очевидной. С момента появления человеческого рода и до Возрождения горизонтом человека всегда было мы: Но, начиная с того момента, когда великие путешествия, торговля и наука выделили этот независимый атом человечества, эту монаду, наделенную собственными мыслями и чувствами, обладающую правами и свободами, человек разместился в перспективе я или я сам.

Толпа — бесструктурное скопление людей, лишенных ясно .. По большей своей части суеверие основано на страхе и оно многократно усиливается в толпе. Иллюзия люди, полупомешанные, находящиеся на грани безумия.

Основы политической психологии Глава Психология стихийных форм поведения в политике Политическая психология различает две основные формы поведения людей. В последнем случае иногда принято говорить о вынужденном обусловленным внешним давлением , а чаще, о стихийном поведении. Вернемся к одной из предыдущих глав. Анализ массового стихийного поведения подразумевает два основных направления.

Во-первых, это детальное рассмотрение конкретных практических субъектов такого стихийного поведения. К конкретным субъектам такого рода обычно относятся три вида массовых общностей: Как мы видим, эти и есть три наиболее конкретные формы проявления массового политического поведения, подробно рассмотренного в главе 7. Там, однако, мы их только обозначили в рамках более теоретического, чем практического анализа. Теперь наступает время их детального предметного исследования.

Маккей Чарльз - Наиболее распространенные заблуждения и безумства толпы

Что движет толпой и делает ее сверхсильной, способной уничтожить абсолютно все на своем пути? Ученые установили, что испытывая радость или гнев во время просмотра видео или чего бы то ни было, человек непременно должен получить эмоциональную поддержку от того, кто сидит рядом с ним. Именно поэтому нам, порой, хочется высунуть язык, глядя на то, как это делают другие.

побыть в одиночестве, вдали от толпы и разговоров с коллегами. . будет никого, кто может разделить с нами чувство страха, гнева.

в октябре года, в возрасте 27 лет [4]. Вероятно, книга разошлась хорошо, так как в самом конце года за двумя томами последовал третий [5]. Сведения о тираже первого издания утрачены; упоминающаяся в библиографических справочниках цифра в пять тысяч экземпляров исключительно большая для своего времени не достоверна, но вполне соответствует доходу в триста фунтов стерлингов , которые выручил от издания сам автор [5].

В году Маккей выпустил переработанное, сокращённое издание в двух томах. В наибольшей степени подверглась редакции объёмистая глава о месмеризме. Маккей не только удалил рассказ об английской практике месмеристов в е годы, но и заметно смягчил собственные выводы [7]: В предисловии к изданию года Барух писал, что именно маккевское описание тюльпаномании помогло ему спасти своё состояние: Впоследствии либеральные историки утверждали, что Барух в действительности был более склонен к риску и игре на повышение, чем он сам о себе писал, но объективная истина заключается в том, что он пережил кризис с минимальными потерями [12].

Маккевский миф о тюльпаномании прочно вошёл в обиход политиков, журналистов и биржевых игроков [комм. В году Пол Самуэльсон вновь ввёл маккеевскую трактовку тюльпаномании в лексикон экономистов; в е благодаря Самуэльсону и его ученикам Джозефу Стиглицу и Карлу Шеллу [] она надолго закрепилась в академической экономике [15].

Лишь в году экономист Питер Гарбер [] впервые оспорил основные положения экономических новелл Маккея; в е годы критическое отношение к Маккею взяло верх в среде профессиональных историков. В экономической литературе, особенно рассчитанной на массового читателя, маккеевская интерпретация по-прежнему широко распространена [16].

Московичи С. Век толп. Наука о массах

Страх сумашествия — по сути, страх одиночества. Страх оргазма - в сущности, чувство вины. Страх смерти - в основном, страх перед неизвестным. В этих трех страхах человечество живет уже тысячи лет.

Психология толпы родилась в XIX веке, когда ее первые исследователи задались вопросами, которые, этих полусумасшедших, которые находятся на грани безумия. Как бы . По мнению Тарда, здесь больше страха, чем беды.

Растирания для страдающих паранойей водителей грузовиков. Лекарства, которые следует принять, если появится желание заплыть за пределы нью-йоркских доков. На витрине были расставлены пузырьки с наклейками: Совершеннейшая память Тишина и нежнейшая птичья трель Он рассмеялся и остановился. Ибо веяло прохладой и скрипнула дверь. И снова вспомнился холод белых гротов, ледяной дворец детства, мир, выхваченный из зимних снов и сохранявшийся даже в августе.

Страшные последствия эффекта толпы

Таким изречением известный историк французской республики Тьер резюмировал сущность своего философского мировоззрения. Но это чисто догматическое положение уместно скорее в психологическом трактате, чем в истории революций, к которой оно, к сожалению, вовсе не применимо. К диаметрально противоположному выводу пришел бы, вероятно, и сам Тьер, если бы он задался целью определить точнее психологические, или вернее, психопаталогические элементы, управлявшие французским обществом в — годах.

Мы попытаемся доказать в настоящем труде, что в периоды революций, в обществе данной страны наблюдается обыкновенно и притом одновременно — с одной стороны значительное понижение умственных сил, а наряду с этим, с другой, победоносное пробуждение первобытных, чисто животных инстинктов, и что таким образом оно в подобные периоды оказывается всецело во власти стихийных, не поддающихся никакому умственному контролю порывов и побуждений.

на сцену и воодушевить своих сторонников до оргиастического безумия, Наверное, секрет умения заводить толпу состоит в том, чтобы самому.

Впоследствии я узнал, что эта книга вертелась на языке у всякого заслуживающего внимания преподавателя бизнеса и что речь в ней шла на самом деле о безумствах толпы [2]. Тогда я открыл эту книгу для себя. Может быть, она и для вас. Если это так, то в ней вы прочтете об алхимиках и крестоносцах, о ведьмах и домах с привидениями, о спекуляциях ценными бумагами и предсказателях, и о том, что лично меня удивило больше всего, о тюльпанах.

В Голландии сороковых годов семнадцатого столетия тюльпаны стали объектом столь безумной и необъяснимой популярности, что одна-единственная луковица тюльпана примерно того же размера и формы, что и луковица лука могла принести небольшое состояние одной из нескольких появившихся для торговли ими бирж популярности, не так уж непохожей на распространенную в наши дни страсть к почтовым маркам, являющимся по сути малюсенькими перфорированными квадратиками печатной бумаги с наклейкой на обороте.

Нельзя пройти мимо рассказа Маккея о незадачливом голландском моряке любителе лука, который просто съел по ошибке бесценную луковицу, принадлежавшую богатому купцу. Их внезапное движение, скажем, натри фута в ту или в другую сторону? Что заставило их это сделать? Я же сказал, день безветренный. А попробуйте вспомнить, видели ли вы когда-нибудь, как они тотчас же опять движутся в унисон?

Михаил отвечает - Страх толпы